Налоговые риски при беспроцентном займе

На правах рекламы

Информация о компании КСК ГРУПП

КСК групп ведет свою историю с 1994 года. С момента основания и по сегодняшний день компания входит в число лидеров рынка консультационных услуг в области аудита, налогов, права, оценки и управленческого консультирования. За 20 лет работы реализовано более 2000 проектов для крупнейших российских компаний.

КСК групп предлагает комплексное и практическое решение наиболее актуальных задач, стоящих перед финансовыми и генеральными директорами компаний и собственниками бизнеса. Индивидуальный подход, глубокое понимание потребностей и целей клиентов в сочетании с практическими знаниями позволяют решать эти задачи максимально эффективно.

Коллектив КСК групп – это команда из более чем 350 специалистов, имеющих уникальный опыт реализации проектов как для средних, так и для крупнейших российских корпораций.

В настоящее время КСК групп предлагает полный спектр услуг и решений для бизнеса:

  • аудит по российским и международным стандартам;
  • налоговый и юридический консалтинг;
  • аутсорсинг и автоматизация бизнес-процессов;
  • решения по привлечению финансирования;
  • маркетинговые решения и разработка бизнес-стратегии;
  • управленческий и кадровый консалтинг;
  • оценка и экспертиза;
  • сопровождение сделок с капиталом;
  • Due-diligence.

С принятием НК РФ, в котором содержалась ст. 40, регулировавшая налогообложение между взаимозависимыми лицами, многим было непонятно, распространяется ли действие этой статьи на ситуацию по выдаче беспроцентных займов.

В связи с этим вопрос нашел свое отражение в судебной практике. В постановлении Президиума ВАС РФ от 03 августа 2004 г. № 3009/04 было указано, что если организация получила денежные средства взаем под низкие проценты или вообще без процентов (беспроцентный заем), то никаких доходов, облагаемых налогом на прибыль, у нее нет. Вслед за ВАС РФ соответствующие разъяснения появились и в письмах Минфина России (Письмо Минфина России от 2 апреля 2008 г. № 03-03-06/1/245, Письмо Минфина России от 17 июля 2008 г. № 03-03-06/1/415, Письмо Минфина России от 29 августа 2011 г. № 07-02-06/161).

Таким образом, материальная выгода, полученная организацией от пользования вышеуказанным займом, не увеличивает налоговую базу по налогу на прибыль, так как она не указана в качестве объекта налогообложения для налогоплательщиков по налогу на прибыль.

Кроме того, никаких доходов, подлежащих налогообложению, не возникает и у организации, выдавшей беспроцентный заем. Этот вывод подтверждался арбитражной практикой (постановление ФАС Поволжского округа от 23 апреля 2010 г. по делу № А72-15093/2009, постановление Московского округа от 28 июля 2010 г. № КА-А40/7751-10). Минфин России также согласился с этим мнением (письмо Минфина России от 11 августа 2011 г. № 03-03-06/2/120).

После внесения изменений в НК РФ, в частности, вступления в силу с 1 января 2012 года Раздела V.1. «Взаимозависимые лица. Общие положения о ценах и налогообложении. Налоговый контроль в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами. Соглашение о ценообразовании», налоговые органы сразу разъяснили, что, поскольку в НК РФ теперь говорится о сделках, а не о цене товаров/работ/услуг, как это было в ст. 40 НК РФ (а договор займа, безусловно, относится к сделкам), то положения указанной главы применяются к договорам займа.

На необходимость применения п. 1 ст. 105.3 НК РФ к договорам беспроцентного займа Минфин России неоднократно указывал (Письмо Минфина России от 2 октября 2013 г. № 03-01-18/40821, Письмо Минфина России от 13 августа 2013 г. № 03-01-18/32745). По мнению госоргана, доходы заимодавца по сделкам по предоставлению беспроцентного займа между взаимозависимыми лицами определяются исходя из суммы процентов, которые были бы получены заимодавцем в случае совершения сделки между лицами, не являющимися взаимозависимыми, в сопоставимых с анализируемой сделкой коммерческих и (или) финансовых условиях.

Кроме того, с 1 января 2015 года ст. 269 НК РФ изложена в новой редакции (в ред. Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 420-ФЗ «О внесении изменений в статью 27.5-3 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» и части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации»). Согласно абз. 3 п. 1 ст. 269 НК РФ, по долговым обязательствам любого вида, возникшим в результате сделок, признаваемых в соответствии с НК РФ контролируемыми сделками, доходом (расходом) признается процент, исчисленный исходя из фактической ставки с учетом положений разд. V.1 НК РФ, если иное не установлено ст. 269 НК РФ.

По долговому обязательству, возникшему в результате сделки, признаваемой в соответствии с НК РФ контролируемой сделкой, налогоплательщик вправе признать доходом процент, исчисленный исходя из фактической ставки по таким долговым обязательствам, если эта ставка превышает минимальное значение интервала предельных значений, установленного п. 1.2 ст. 269 НК РФ (п. 1.1 ст. 269 НК РФ в редакции Федерального закона от 8 марта 2015 г. № 32-ФЗ «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации», письма Минфина России от 06 апреля 2015 г. № 03-01-18/19113, от 27 марта 2015 г. № 03-03-06/2/17141).

При несоблюдении указанных условий по долговым обязательствам, возникшим в результате сделок, признаваемых в соответствии с НК РФ контролируемыми сделками, доходом признается процент, исчисленный исходя из фактической ставки с учетом положений разд. V.1 НК РФ. На это также указал Минфин России в своем письме № 03-03-06/2/17141.

При этом, согласно п. 1.2 ст. 269 НК РФ в целях п. 1.1 указанной статьи, устанавливаются следующие интервалы предельных значений процентных ставок по долговым обязательствам, оформленным в рублях и возникшим в результате сделки, признаваемой контролируемой в соответствии с п. 2 ст. 105.14 НК РФ, – от 0% до 180% (на период с 1 января по 31 декабря 2015 г.), от 75% до 125% (начиная с 1 января 2016 года) ключевой ставки Банка России.

В том случае, если сделка признается контролируемой, то есть совершена между взаимозависимыми лицами и отвечает признакам, изложенным в ст. 105.14 НК РФ, то применительно к договору займа нужно учитывать следующее. При определении для целей ст. 105.14 НК РФ суммы доходов по сделкам за календарный год учитываются только доходы в виде процентов, полученных по договору займа. При этом доходы в виде средств или иного имущества, которые получены по договору займа, а также средств или иного имущества, которые получены в счет погашения таких заимствований, при расчете указанной суммы не учитываются (об этом, в частности, говорится в письме Минфина России от 23 мая 2012 г. № 03-01-18/4-67).

Однако НК РФ напрямую не отвечает на вопрос о том, как быть в тех случаях, если сделка совершена между взаимозависимыми лицами, однако, не является контролируемой. Самый простой случай применительно к нашей теме – это договор беспроцентного займа, гипотетический доход по которому в виде процентов не превышает 1 млрд руб.

В этой связи следует отметить, что сразу после изменений появились разъяснения Минфина, касающиеся порядка контроля цен по неконтролируемым сделкам. Согласно этим разъяснениям,контроль по таким сделкам осуществляет не ФНС РФ, как в случае с контролируемыми сделками, а ее территориальные органы. Об этом, например, говорится в следующих письмах: письмо Минфина России от 26 декабря 2012 г. № 03-02-07/1-316, письмо ФНС России от 2 ноября 2012 г. № ЕД-4-3/18615 (вместе с письмом Минфина России от 18 октября 2012 г. № 03-01-18/8-145), письмо Минфина России от 26 октября 2012 г. № 03-01-18/8-149. Аналогичные подходы Минфин и ФНС РФ высказывают и в более поздних письмах (письма Минфина от 19 июня 2015 г. № 03-01-18/35527 и ФНС РФ от 16 июня 2015 г. № ЕД-2-13/[email protected]) .

Сказанное в полной мере относится и к договорам займа. В 2015 году в производстве арбитражных судов появились налоговые споры по налоговым доначислениям по договорам займа, которые не подпадают под разряд контролируемых сделок.

Так, например, в постановлении Одиннадцатого Арбитражного апелляционного суда от 16 сентября 2015 г. по делу № А55-6976/2015 была рассмотрена ситуация, когда организацией был выдан беспроцентный заем, а налоговый орган доначислил займодавцу недополученные проценты. При этом, несмотря на то, что заключенные сделки не являлись контролируемыми, что налоговым органом не отрицается, Межрайонная ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области полагала, что любым налоговым органам Российской Федерации статьей 105.3 НК РФ предоставлено право проверять соответствие рыночных цен по любым сделкам между взаимозависимыми лицами. Рассматриваемые сделки имели своей целью «создание условий для возникновения необоснованной налоговой выгоды», что является основанием для применения п. 3 постановления Пленума ВАС РФ № 53 от 12 октября 2006 г. Вместо предоставления займа займодавец, по мнению налогового органа, мог получить более высокий доход от размещения денежных средств на депозите в банке.

Для оценки «рыночного» уровня процентных ставок налоговым органом была принята информация, предоставленная Международной информационной Группой «Интерфакс» (СПАРК), согласно которой в 2012 году займы в рублях на срок от одного года до трех лет предоставлялись коммерческим организациям по ставке от 12,58% до 13,89%. В результате оспариваемым решением было произведено доначисление налога, исходя из предполагаемого дохода, который мог быть получен при размещении средств на депозите по минимальной ставке.

Указанный довод налогового органа не был принят судом ввиду следующего. Судом отмечено, что право определять для целей налогообложения выручку налогоплательщика (по сделке с взаимозависимым лицом) принадлежит исключительно ФНС России, что прямо указано в п. 2 статьи 105.3 НК РФ. Иным налоговым органам полномочия по контролю за уровнем «рыночности» цен не предоставлены. С учетом изложенного, использование данного механизма налогового контроля к не попадающим под него сделкам является недопустимым, поскольку:

  • допускает реализацию непредусмотренных законодательством прав налоговых органов и произвольное применение законодательства;
  • влечет за собой произвольный выбор и проведение мероприятий налогового контроля;
  • лишает налогоплательщика гарантий, предусмотренных законом, при проведении аналогичных контрольных мероприятий;
  • приводит к налогообложению неполученных абстрактных доходов.

Помимо этого, налоговым органом не был установлен факт получения необоснованной налоговой выгоды от совершения данных сделок.

Таким образом, для того, чтобы оценить риск проведения мероприятий налогового контроля в отношении организации-заимодавца, по мнению суда, необходимо определить сумму доходов по сделкам с взаимозависимым лицом, включив в показатель дохода сумму процентов, которую заимодавец мог бы получить от заемщика. Если сумма дохода по сделкам за год не превышает установленного значения, то сделка беспроцентного займа контролю не подлежит. Аналогичные выводы содержатся в постановлении Девятого Арбитражного суда от 30 сентября 2015 г. № 09АП-35789/2015.

В постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 14 октября 2015 г. по делу № А29-10095/2014 указано, что в ходе проверки инспекция пришла к выводу, что общество не отразило в составе внереализационных доходов в целях исчисления налога на прибыль проценты по займу, выданному взаимозависимому лицу. При рассмотрении дела суд исходил из того, что инспекция не представила доказательств получения обществом необоснованной налоговой выгоды в результате недобросовестного поведения и злоупотребления своими правами. Кроме того, суд пришел к выводу, что инспекцией не соблюдены условия проведения налогового контроля по сделкам с взаимозависимыми лицами, установленные разделом V.1 Налогового кодекса Российской Федерации.

Знаковым стоит считать первое Определение Верховного Суда РФ по данному вопросу: Определение по делу № 301-КГ15-19116 от 10 февраля 2016 года. Суд установил, что инспекцией не представлено доказательств получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды в результате недобросовестного поведения и злоупотребления своими правами. При этом сделка по предоставлению займа была реально осуществлена, не противоречит гражданскому законодательству и не оспорена, заключение договора беспроцентного займа не привело к уменьшению налоговой обязанности налогоплательщика. Инспекцией же, напротив, не соблюдены условия проведения налогового контроля по сделкам со взаимозависимыми лицами, установленные разделом V.1 НК РФ, в связи с чем доначисление спорных сумм налога на прибыль, соответствующих им пеней и штрафа произведено неправомерно.

Как можно увидеть, арбитражная практика пока что складывается в пользу налогоплательщиков.

КСК групп оказывает услуги по сопровождению налоговых проверок, а также по обжалованию актов и решений налоговых органов в вышестоящем налоговом органе и в судебном порядке. Стоимость услуг по обжалованию решения налогового органа рассчитывается исходя из объема работ и составляет примерно 250-350 тыс. руб. за одну инстанцию, то есть, например, за обжалование решения в апелляционном порядке или в суде первой инстанции. Стоимость обжалования в вышестоящих судебных инстанциях оговаривается отдельно. Дополнительно Клиент оплачивает премию успеха в размере от 5% до 10% от доначисленных сумм налога. Таким образом, вложив в грамотное разрешение налогового спора определенную сумму, клиент может вернуть себе значительные суммы денежных средств, доначисленных налоговым органом.

«Консультант», N 8, 2004

Предоставление беспроцентных займов является обычной хозяйственной практикой, особенно характерной для денежных потоков между материнской и дочерними организациями. Глава 25 НК РФ не содержит специальных норм, применимых в данном случае. Между тем налоговые органы пытаются рассматривать беспроцентный заем как получение безвозмездной услуги, а такие операции облагаются налогом на прибыль на общих основаниях. Автор статьи, анализируя общие нормы налогового законодательства, доказывает необоснованность такого подхода. Позиция автора подтверждается и арбитражной практикой.

Пункт 8 ст.250 НК РФ безвозмездно полученное имущество (работы, услуги) или имущественные права относит к внереализационным доходам. Распространяется ли эта норма на операции получения беспроцентного займа? Другими словами, можно ли рассматривать получение беспроцентного займа как безвозмездно полученную услугу?

Позиция налоговых органов

Проблемы налогообложения при получении беспроцентных займов возникают только у заемщика. Следует отметить, что речь здесь не идет об обложении налогом на прибыль самой суммы займа. Согласно пп.10 п.1 ст.251 НК РФ средства, которые получены по договорам кредита или займа, не учитываются при определении налоговой базы.

На это было обращено внимание в Письме УМНС России по г. Москве от 29.04.2002 N 26-12/20753, посвященном вопросу налогообложения беспроцентных займов. Там же было отмечено, что такие средства не рассматриваются как полученные безвозмездно.

Вместе с тем Письмо не ответило на вопрос: является ли получение беспроцентного займа безвозмездно полученной услугой? Ведь на практике налоговые органы именно так и рассматривают получение беспроцентных займов. При этом налогом облагаются несуществующие проценты, рассчитанные исходя из ставки рефинансирования Банка России.

Поскольку гл.25 НК РФ не содержит прямого ответа на этот вопрос, его решение необходимо искать, исходя из позиции общих требований Налогового кодекса РФ. Это предполагает решение двух вопросов: что является объектом налогообложения и как рассчитывается налоговая база при данных операциях?

Объект обложения налогом на прибыль при получении беспроцентных займов

В целях квалификации беспроцентных займов в качестве объекта налогообложения налогом на прибыль необходимо доказать, что:

  • предоставление беспроцентного займа является услугой;
  • получение беспроцентного займа является безвозмездно полученной услугой.

Предоставление займа не является услугой

Понятие «услуга» для целей налогообложения определено в п.5 ст.38 НК РФ:

«Услугой для целей налогообложения признается деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления этой деятельности».

Конечной целью получения имущества (в т.ч. денежных средств) по договору займа является использование этого имущества с целью извлечения дохода или удовлетворения иных потребностей заемщика. По отношению к этой конечной цели заимодавец не совершает никаких действий и не осуществляет никакой деятельности. Его действия совершаются лишь в момент передачи имущества заемщику. Последующее отношение заимодавца к заемщику можно охарактеризовать как бездействие.

Приведенное в п.5 ст.38 НК РФ определение не позволяет рассматривать предоставление имущества по договору займа в качестве услуги в смысле НК РФ на основании следующих соображений:

  • предоставление имущества по договору займа не может характеризоваться как деятельность — это своего рода «бездеятельность»;
  • результатом предоставления имущества заемщику является получение последним объекта, который имеет материальное выражение.

Важно отметить, что предоставление займа в денежной форме не является реализацией услуг заимодавца в смысле ст.39 НК РФ, т.к. не признается реализацией «осуществление операций, связанных с обращением российской или иностранной валюты (за исключением целей нумизматики)» (пп.1 п.3 ст.39 НК РФ).

По мнению автора, данная норма распространяется на операции предоставления займов нефинансовыми организациями, для которых денежные средства не являются товаром (имуществом, реализуемым или предназначенным для реализации, как это указано в п.3 ст.38 НК РФ) в отличие от финансовых организаций, для которых операции с денежными средствами являются видом деятельности.

Такая точка зрения согласуется с положениями гражданского законодательства.

Согласно п.1 ст.807 ГК РФ «по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества».

Договор займа может не предусматривать уплату процентов заимодавцу в отличие от кредитного договора, по которому размер процентов является существенным условием (п.1 ст.819 НК РФ). Из этого следует, что предоставление денежных средств третьим лицам на возвратной основе может расцениваться как реализация услуг только у финансовых организаций, являющихся поставщиками финансовых услуг.

Понятие «финансовая услуга» не раскрыто Налоговым кодексом РФ, поэтому на основании ст.11 НК РФ можно обратиться к другим отраслям законодательства Российской Федерации.

Согласно ст.3 Федерального закона от 23.06.1999 N 117-ФЗ «О защите конкуренции на рынке финансовых услуг» финансовая услуга — это деятельность, связанная с привлечением и использованием денежных средств юридических и физических лиц. Оказывают такие услуги финансовые организации (банки, страховые компании и т.д.), которые имеют соответствующие лицензии.

Таким образом, предоставление займа не может квалифицироваться как финансовая услуга.

Предоставление займа расценивается как оказание финансовой услуги только гл.21 «Налог на добавленную стоимость» НК РФ (пп.15 п.3 ст.149 НК РФ).

Глава 25 «Налог на прибыль организаций» НК РФ подобных норм не содержит. Более того, указанная глава, по мнению автора, не рассматривает предоставление займа и получение процентов за пользование им как оказание услуги.

Косвенным подтверждением данной позиции является то, что доходы (расходы) в виде процентов по долговым обязательствам любого вида являются самостоятельными внереализационными доходами (расходами) организации, т.е. само их название указывает, что они не связаны с реализацией каких-либо услуг (п.6 ст.250, пп.2 п.1 ст.265, ст.269 НК РФ).

Исходя из изложенного, можно сделать вывод, что предоставление займа не является ни финансовой услугой, ни услугой вообще.

Получение беспроцентных займов не носит безвозмездный характер

Налоговый кодекс РФ определяет, что имущество (работа, услуга) получено безвозмездно, если его получение не связано с возникновением у получателя обязанности передать имущество передающему лицу или выполнить для него работы или оказать услуги (п.2 ст.248 НК РФ).

Согласно п.1 ст.807 ГК РФ по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Следовательно, получение имущества по договору займа не является безвозмездным, т.к. осуществляется на возвратной основе.

Таким образом, даже если признать получение займа услугой, такая услуга не может считаться полученной безвозмездно в смысле п.2 ст.248 НК РФ, поскольку она связана с возникновением у заемщика обязанности по возврату суммы займа.

Исходя из изложенного, можно считать, что получение беспроцентных займов не влечет за собой возникновение объекта обложения налогом на прибыль, поскольку:

  • предоставление беспроцентного займа не является услугой;
  • получение беспроцентного займа не носит безвозмездный характер, т.к. предполагает возврат суммы займа.

Налоговая база при получении беспроцентных займов

В соответствии со ст.41 НК РФ доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить. Причем определяться экономическая выгода должна в соответствии с гл.23 «Налог на доходы физических лиц», гл.25 «Налог на прибыль организаций» НК РФ.

Глава 23 НК РФ дает четкое определение материальной выгоды, подлежащей налогообложению НДФЛ, и порядок ее расчета в случае получения налогоплательщиком беспроцентного займа (пп.1 п.1 ст.212, п.2 ст.212 НК РФ). Глава 25 НК РФ в свою очередь подобных норм не содержит, что не позволяет каким-либо образом достоверно оценить доходы организации, получившей беспроцентный заем.

Согласно п.8 ст.250 НК РФ при получении безвозмездно имущества (работ, услуг) оценка доходов осуществляется исходя из рыночных цен, определяемых с учетом положений ст.40 НК РФ, но не ниже остаточной стоимости (по амортизируемому имуществу) и затрат на производство или приобретение (по товарам, работам, услугам). Информацию о ценах налогоплательщик — получатель имущества (работ, услуг) должен подтвердить документально или путем проведения независимой оценки. Реализация приведенного в ст.40 НК РФ механизма расчета рыночной цены в отношении беспроцентного займа на практике невозможна.

Таким образом, налоговая база по налогу на прибыль при получении беспроцентных займов не определена.

Арбитражная практика

В хозяйственной практике конфликты по вопросу налогообложения беспроцентного займа между налогоплательщиками и налоговыми органами возникают нередко. Однако арбитражная практика на сегодня только начинает формироваться. Одно из первых таких дел было рассмотрено ФАС Центрального округа, который выявил следующее.

В ходе проведения налоговой проверки налоговая инспекция установила, что организация не включила во внереализационные доходы сумму в виде процентов от безвозмездно полученного имущественного права пользования денежными средствами по беспроцентному займу от физического лица. По мнению проверяющих, организация нарушила п.8 ст.250 НК РФ.

В итоге налоговая инспекция привлекла организацию к налоговой ответственности и начислила штраф. Кроме того, налогоплательщику было предложено доплатить в бюджет налог на прибыль и пени за его неуплату.

Организация обжаловала это решение налоговиков в судебном порядке. Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования.

ФАС Центрального округа как кассационная инстанция поддержал решение арбитражного суда. В его Постановлении от 08.10.2003 N А09-4251/03-22-29 было отмечено, что получение денежных средств по договору беспроцентного займа не является объектом налогообложения по налогу на прибыль. Поэтому доначисление налога и пеней за его неуплату, а также привлечение налогоплательщика к налоговой ответственности неправомерны.

Главный довод в защиту налогоплательщика: при получении беспроцентного займа доход не возникает.

Аналогичный вывод был сделан и Московским арбитражным судом по другому делу. В Решении от 13.11.2003 N А40-28843/03-90-340 суд признал, что при получении беспроцентного займа не возникает облагаемый налогом на прибыль доход.

Таким образом, можно сказать, что небогатая пока арбитражная практика по данному вопросу складывается в пользу налогоплательщика.

Поэтому если налоговая инспекция доначислит налог на прибыль по полученным беспроцентным займам, то организация может обжаловать эти действия налоговиков в суде. При этом шансы на решение суда в пользу налогоплательщика высоки.

Автор: Ирина Стародубцева, аудитор-эксперт RosCo — Consulting & audit

Арбитражная практика

Беспроцентные займы между юридическими лицами – один из самых простых способов перераспределения денежных потоков внутри группы компаний. Однако, как показывает арбитражная практика, выдача беспроцентных займов чревата доначислением налога на прибыль (у организаций) и НДФЛ (у индивидуальных предпринимателей). Проанализируем, какие налоговые риски возникают при осуществлении подобных сделок?

Согласно действующему законодательству договор займа может быть как возмездным, т.е. предусматривающим уплату процентов за пользование заемными средствами, так и безвозмездным, когда исполнение заемщиком обязательства ограничивается лишь возвратом долга (п. 1 ст. 809 ГК РФ). Соответствующее условие согласовывается в договоре.

Претензии налоговых органов

Беспроцентные займы могут выдаваться сторонним организациям и взаимозависимым лицам. В первом случае налоговые риски возможны у заимодавца в части непризнания расходов по уплате процентов согласно кредитному договору, средства которого направлены на выдачу беспроцентного займа. Во втором в связи с возникновением внереализационного дохода у заимодавца. В отношении операций по договорам беспроцентного займа налоговые органы руководствуются разъяснениями, приведенными в письмах Минфина России от 25.05.15 г. № 03-01-18/29936, от 2.10.13 г. № 03-01-18/40821, от 13.08.13 г. № 03-01-18/32745. К таким сделкам финансовое ведомство применяет положения п. 1 ст. 105.3 НК РФ, в котором установлено, что доходы заимодавца определяются исходя из суммы процентов, которые были бы получены им в случае совершения сделки между лицами, не являющимися взаимозависимыми, в сопоставимых с анализируемой сделкой коммерческих и (или) финансовых условиях, т. е. в сопоставимой сделке.

Проанализируем обоснованность претензий налоговых органов, для чего обратимся к соответствующим положениям главы 25 НК РФ.

Доходами в целях исчисления налога на прибыль признаются доходы от реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав и внереализационные доходы. Перечень необлагаемых внереализационных доходов приведен в п.п. 10 п. 1 ст. 251 НК РФ: при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде средств или иного имущества, которые получены по договорам кредита или займа (иных аналогичных средств или иного имущества независимо от формы оформления заимствований, включая ценные бумаги по долговым обязательствам), а также средств или иного имущества, которые получены в счет погашения таких заимствований. Соответственно при определении налоговой базы не учитываются расходы в виде средств или иного имущества, которые переданы по договорам кредита или займа (иных аналогичных средств или иного имущества независимо от формы оформления заимствований, включая долговые ценные бумаги), а также в виде средств или иного имущества, которые направлены в погашение таких заимствований (п. 12 ст. 270 НК РФ).

Возникает ли доход у заемщика – юридического лица? Как следует из приведенных правовых норм, нет. Специалисты Минфина России также признают (письмо от 9.02.15 г. № 03-03-06/1/5149), что порядок определения выгоды в целях исчисления налога на прибыль не установлен, следовательно, материальная выгода, полученная организацией от пользования беспроцентным займом, не увеличивает базу по налогу на прибыль организаций. Солидарны с данной позицией и налоговые органы (письма УФНС России по г. Москве от 22.11.11 г. № 16-15/[email protected], от 27.09.11 г. № 16-15/[email protected]).

Заем между юридическими лицами

На практике нередки ситуации, когда юридическое лицо, входящее в группу компаний, привлекает кредитные ресурсы под рыночный процент и впоследствии передает их другой компании по договору беспроцентного займа.

По кредитному договору организацией были привлечены денежные средства под 15% годовых на пополнение оборотных средств (сумма кредита – 60 млн руб.). Эти средства были направлены в другую организацию по договору беспроцентного займа на последующее приобретение автомобилей.

На основании данных обстоятельств налоговой инспекцией сделан вывод о том, что расходы в виде процентов по кредитному договору и договору займа являются экономически необоснованными, поскольку денежные средства, полученные по данным договорам, были перечислены взаимозависимому лицу по нереальным сделкам (оформленным только на бумаге, не имеющим реальной деловой цели и носящим исключительно формальный характер). При этом собственные инкассированные денежные средства выводятся из оборота путем выдачи беспроцентных займов учредителю или иным взаимозависимым организациям. В ходе проверки также было установлено, что все взаимозависимые лица предоставляют друг другу беспроцентные займы, получая при этом кредитные средства в банках. Сумму начисленных процентов по кредитным договорам, направленную взаимозависимым компаниям, налоговая инспекция исключила из состава расходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль. Не согласившись с решением налоговой инспекции, организация обратилась в суд. Как указали судьи в постановлении АС Северо-Западного округа от 1.07.15 г. № А56-60966/2014, само по себе перераспределение денежных средств в рамках группы компаний не противоречит требованиям НК РФ. Суд расценивал доводы налоговой инспекции исходя из позиции, изложенной в постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.06 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения капитала для осуществления экономической деятельности или от эффективности использования капитала.

Налоговыми органами не было доказано, что основной целью, преследуемой компанией, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды (уменьшение налогооблагаемой прибыли за счет внереализационных расходов) в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность.

Несмотря на то что судебный спор разрешился в пользу налогоплательщика (из-за недостаточности доказательной базы со стороны налоговых органов), при схожих обстоятельствах не исключены судебные дела, исход которых предопределить сложно. Предметом рассмотрения некоторыми арбитражными судами стали дела, связанные с порядком определения материальной выгоды у заимодавца при выдаче беспроцентных займов взаимозависимым лицам.

Для целей налогового контроля все сделки, заключаемые хозяйствующими субъектами, подразделяются на сделки между взаимозависимыми лицами и сделки между лицами, не являющимися взаимозависимыми (п. 1 ст. 105.3 НК РФ).

При этом, как следует из совокупности норм НК РФ, сделки между взаимозависимыми лицами можно разделить на две группы:

— контролируемые, признаваемые таковыми при соблюдении положений ст. 105.14 НК РФ;

— иные сделки между взаимозависимыми лицами (неконтролируемые).

Пунктом 3 ст. 105.3 НК РФ предусмотрено, что цена товара (работы, услуги), примененная сторонами сделки для целей налогообложения, признается рыночной, если федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов, не доказано обратное, либо если налогоплательщик не произвел самостоятельно корректировку сумм налога в соответствии с п. 6 ст. 105.3 НК РФ.

Только в случае, если договор займа является контролируемой сделкой, заимодавец должен показать виртуальный доход в сумме недополученных по беспроцентному займу процентов (письма Минфина России от 2.10.13 г. № 03-01-18/40821, от 13.08.13 г. № 03-01-18/32745, от 18.07.12 г. № 03-01-18/5-97, от 24.02.12 г. № 03-01-18/1-15). В связи с этим налоговые органы делают выводы о том, что любые доходы, которые могли бы быть получены одним из взаимозависимых лиц по подобным сделкам, должны учитываться для целей налогообложения у этого лица. Иными словами, в контролируемых сделках по предоставлению беспроцентного займа доходы заимодавца определяются исходя из суммы процентов, которые были бы получены заимодавцем в случае совершения сделки между лицами, не являющимися взаимозависимыми, в сопоставимых с анализируемой сделкой коммерческих и (или) финансовых условиях, т. е. в сопоставимой сделке.

Взаимозависимость участников сделки как фактор, влияющий на порядок налогообложения результатов этой сделки, может быть установлена налоговым органом только в результате проведения отдельных мероприятий налогового контроля вне рамок выездной или камеральной налоговой проверки (абзац 3 п. 1 ст. 105.17 НК РФ).

Отметим, что в настоящее время судебная практика по данному вопросу неоднозначна. В ряде случаев суды указывают на то, что неполучение положительного финансового результата в виде суммы процентов по договору займа находится вне сферы контроля и оценки налогового органа, и заключение сделок с беспроцентными займами не приводит ни к увеличению, ни к уменьшению налоговой базы по налогу на прибыль ни у одной из сторон договора, а поэтому соответствующие сделки признаваться контролируемыми не должны (п. 13 ст. 105.3, п. 11 ст. 105.14 НК РФ).

Более того, одним из судов отмечено, что сделки между взаимозависимыми организациями, являющимися плательщиками налога на прибыль, признаются контролируемыми в случае, если сумма доходов по таким сделкам в календарном году превышает значение суммового ограничения, указанного в п.п. 1 п. 2 ст. 105.14 НК РФ ( с 2014 г. – 1 млрд руб.).

Другими словами, судом были опровергнуты доводы, приведенные в письме ФНС России от 16.09.14 г. № ЕД-4-2/[email protected], в части того, что проверка соответствия цен в неконтролируемых сделках может осуществляться между взаимозависимыми лицами.

В итоге суд решил, что вступившие в силу с 1.01.12 г. правила и требования, которые изложены в разделе V.1 НК РФ, не позволяют четко установить возможность их применения к анализируемой ситуации, а именно в отношении возможности налогообложения материальной выгоды от предоставления беспроцентных займов. Вместе с тем в главе 25 НК РФ не рассматривается материальная выгода от экономии на процентах за пользование заемными денежными средствами как доход, облагаемый налогом. По убеждению суда, в действующем законодательстве о налогах и сборах отсутствует ясность в вопросе о возможности налогообложения материальной выгоды, полученной благодаря предоставлению беспроцентных займов взаимозависимым лицом, поэтому все неустранимые сомнения и неясности актов законодательства о налогах и сборах должны толковаться в пользу налогоплательщика (решение АС Ямало-Ненецкого АО от 20.04.15 г. № А81-165/2015).

Однако в одном из судебных дел налоговым органам удалось выиграть спор (постановление АС Северо-Кавказского округа от 1.04.15 г. № А53-28342/2013). Судьи согласились с налоговыми органами в вопросе о необоснованном завышении расходов, получении необоснованной налоговой выгоды путем создания взаимозависимыми лицами схемы необоснованного завышения расходов.

Некоторые судьи, не отрицая возможности получения заимодавцем дохода при выдаче беспроцентных займов взаимозависимым лицам, не соглашаются с мнением налоговых органов в части формирования сведений о рыночных ставках.

В одном из дел суд посчитал, что договор банковского вклада (депозита) не является сопоставимым с договором займа, поскольку налоговым органом не учтено существенное условие о том, что по договору банковского вклада одной из сторон сделки всегда является кредитная организация (банк), для которой указанный вид деятельности является основным (решение АС Ставропольского края от 5.08.15 г. № А63-2718/2015).

В другом судебном разбирательстве было указано на то, что при сопоставлении условий указанных договоров наряду с прочим должны учитываться:

— кредитная история и платежеспособность соответственно получателя кредита, лица, обязательства которого обеспечиваются поручительством или банковской гарантией;

— характер и рыночная стоимость обеспечения исполнения обязательства;

— срок, на который предоставляется заем или кредит;

— валюта, являющаяся предметом договора займа или кредита;

— порядок определения процентной ставки (фиксированная или плавающая);

— иные условия, которые оказывают влияние на величину процентной ставки (вознаграждения) по соответствующему договору (постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.10.15 г. № А05-4564/2015).

Расчеты, подготовленные налоговыми органами на основании «СПАРК», равно как и использованная системой «СПАРК» информация, не отвечают требованиям НК РФ и также не принимаются судами (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.09.15 г. № А40-204810/2014).

Суды единодушны в том, что взаимозависимость может иметь юридическое значение в целях налогового контроля, если только установлено, что такая взаимозависимость используется участниками сделки, как возможность для осуществления согласованных недобросовестных действий, направленных на незаконное занижение налоговых платежей.

Таким образом, в настоящее время отсутствует судебная практика с однозначными выводами относительно доначисления налога на прибыль с виртуального дохода по операциям выдачи беспроцентных займов между взаимозависимыми юридическими лицами. Кроме того, даже в случае, если суды соглашаются с необходимостью исчисления виртуального дохода у заимодавца, сама методика расчета подобного дохода непонятна.

Рассмотрим такой вопрос, как возможность взыскания убытков с директора организации по сделке с беспроцентным займом. Так, в одной из организаций директор без получения согласия учредителей перечислил взаимозависимой компании беспроцентный заем со счета организации на карточный счет директора компании. Итогом данной операции стало судебное разбирательство, в результате которого суд обязал директора вернуть сумму беспроцентного займа. При вынесении решения судьи сослались на п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.13 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», в котором разъяснено, что единоличный исполнительный орган обязан действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно, а в случае нарушения этой обязанности директор по требованию юридического лица и (или) его учредителей (участников) должен возместить убытки, причиненные юридическому лицу таким нарушением (постановление АС Уральского округа от 22.09.15 г. № Ф09-6778/15).

Если заемщик – ИП либо физическое лицо

Имеет место иная ситуация, если одним из заемщиков является физическое лицо или индивидуальный предприниматель. Пунктом 1 ст. 210 НК РФ предусмотрено, что при исчислении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со ст. 212 НК РФ, согласно пп. 1 и 2 которой таким доходом является материальная выгода, полученная от экономии на процентах за пользование налогоплательщиком заемными (кредитными) средствами, предоставленными организациями или индивидуальными предпринимателями. В случае приобретения дохода в виде материальной выгоды датой его фактического получения является день уплаты налогоплательщиком процентов по заемным средствам (п.п. 3 п. 1 ст. 223 НК РФ), а в ситуации с беспроцентным займом – это дата его погашения (Определение ВС РФ от 16.04.15 г. № 301-КГ15-2401).

Другими словами, если заемщиком по договору беспроцентного займа является индивидуальный предприниматель, то за период пользования безвозмездными денежными средствами исчисляется НДФЛ по ставке 35% (п. 2 ст. 224 НК РФ).

Отметим, что если договор беспроцентного займа заключен между супругами, имеющими статус индивидуальных предпринимателей, то доход в виде материальной выгоды от экономии на процентах не возникает. В этом случае наличие правового статуса налогоплательщиков – индивидуальных предпринимателей не исключает применения режима совместной собственности между супругами, который является первичным и распространяется на все полученные в период брака доходы. Деньги, передаваемые в порядке займа из общей совместной собственности обоих супругов в их общую совместную собственность, в действительности не могут быть заемными.

Таким образом, денежные средства, полученные индивидуальным предпринимателем от своего супруга по договору займа, являются их общим имуществом, поэтому эти средства не могут считаться доходами для целей обложения НДФЛ (постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 2.04.15 г. № А78-7533/2014).

Источники: http://www.garant.ru/article/706632/, http://wiseeconomist.ru/poleznoe/23042-nalogovye-riski-poluchenii-besprocentnyx-zajmov, http://www.audit-it.ru/articles/account/contracts/a68/855945.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *